ГорадЛюдзіспорт
07 Снежня 2015
1 163
«Завтра игра, а с улицы крики: «Ганна, выхадзи!» 16 лет Вергейчика в Солигорске
«Завтра игра, а с улицы крики: «Ганна, выхадзи!» 16 лет Вергейчика в Солигорске
Юрий Вергейчик в Солигорске уже давно. В 99-м полузащитник на закате своей футбольной карьеры откликнулся на предложение Ивана Щекина и перешел в «Шахтер». Спустя два года он уже работал в тренерском штабе, а с 2002-го по 2009-й был главным тренером. С 2010-го – там же генеральным директором. За это время «Шахтер» из середняка нашего футбола превратился в третью (а иногда и вторую) его силу.

– Помните, как приехали в Солигорск? 

– Договоренность была достигнута еще в июле 99-го, а приехать смог в августе. Были определенные проблемы со здоровьем. Проходил в Минске курс реабилитации, но Иван Григорьевич [Щекин] меня ждал. Врачи вообще рекомендовали взять годичную паузу и полностью восстановится. Но я форсировал подготовку. В итоге сыграл в двух заключительных матчах того сезона. Совсем немного причастился к лучшему на тот момент результату команды в истории – пятому месту.

Возвращался я из Германии. По окончании сезона «Рот Вайсс Ален» не продлил со мной контракт. Надо было решать: или искать что-то там еще, или возвращаться. Решил вернуться. Тем более еще в Германии встречались со Щекиным и решили, что если я приеду в Беларусь, то к нему.

– Когда вы познакомились? 

– Если отбросить случайные встречи, то основательно стали общаться с января 89-го. Ему как раз доверили дубль минского «Динамо». Иван Григорич – легенда. Прошел трудный путь и сумел стать хорошим тренером. Он был очень требовательным. Выжимал из нас максимум, чтобы вывести на более высокий уровень. И ему это удавалось. Я пришел в «Динамо» из «Строителя» и в первый же год забил 12 мячей в чемпионате Союза среди дублей. Мы тот чемпионат выиграли. Потом было хорошее время в «93-х». Играя правым хавом, за три года забил 32 мяча и сделал 26 передач.

bye26fa405127

«Динамо-93». Юрий Вергейчик сидит второй справа

– В главную команду «Динамо» не звали никогда?

– Я всегда стремился к этому и мечтал, но не звали. Хотя постоянно входил в число 22 лучших футболистов страны.

Кстати, после той победы дублеров в 89-м Щекина наградили почетным званием Заслуженный тренер БССР. С тех пор только Георгий Кондратьев получил такое же звание за вывод «молодежки» на Олимпиаду. В Минспорта выдвигают очень серьезные требования. Вот Виктор Гончаренко. Много раз выигрывал чемпионат, первым вывел БАТЭ в Лигу чемпионов, но так пока и не стал заслуженным.

– Неужели чемпионат Союза среди дублеров был таким сильным турниром?

– Ну, смотри. В чемпионский год мы обыграли в гостях киевское «Динамо», за которое выступали Онопко, Цвейба, Юран и олимпийский чемпион Жидков. Фактически киевляне составляли костяк молодежной сборной СССР. В том же ЦСКА играл Карпин. А фамилии ребят из «Спартака» вообще страшно называть. В каждой команде были люди, ставшие впоследствии игроками европейского уровня. Это все благодаря бешеной конкуренции.

В наше минское «Динамо» очередь была, как в Мавзолей! Вот почему игроки рано заканчивали и в 30 уже были умудренными опытом ветеранами? Потому что молодые подпирали. Каждые три месяца в дубль приходили новые люди: Белькевич с Хацкевичем, Качуро, Путило, Штанюк, Тумилович, Лаврик, Довнар, Яскович, Шуканов… Бесперебойный поток футболистов. Качественных футболистов. Все они потом поиграли за сборную.

А сейчас массовость упала, подпитки нет. В высшей лиге на ведущих ролях опытные ребята. И даже не 30-летние, а 35-летние! Надо поднимать массовость и улучшать качество работы с молодыми футболистами. Мы же в этом отстаем. Раньше тренеры работали более качественно, так как в свое время были футболистами очень высокого уровня. Меня, к примеру, в «Динамо» тренировал Анатолий Боговик – чемпион СССР с киевским «Динамо»! Он играл в одной команде с Блохиным. В Минске Боговик 10 лет был ведущим футболистом.

Конец 70-х. Юная команда минского «Динамо». Юрий Вергейчик стоит справа в верхнем ряду.

Конец 70-х. Юная команда минского «Динамо». Юрий Вергейчик стоит справа в верхнем ряду.

Я понимаю, что многих отпугивает финансовая составляющая. Может, благодаря кризису наш футбол очистится и вернется в реальные цифры.

– Наш футбол болен?

– И не только наш. Суммы контрактов очень завышены во всем мире. Кругом коррупционные скандалы, тотализаторы, договорные игры. Все замешано на бизнесе и сумасшедших деньгах. В футболе совершенно необоснованно вращаются огромные деньги. Но сейчас кризис поставит многих на место.

– Слушайте, но ведь игроков все равно продолжают покупать за сумасшедшие деньги. 

– В Италии цифры уже другие. В России и Украине – тоже. Коломойский уже хочет «Днепр» продать. Деньги уходят. В последние годы футбол слишком уж коммерцизировался и многое потерял. Нет уже той искренности и задора, что раньше.

Все слишком неадекватно. Тренерам с футболистами сложно работать. Зарплата у игроков 5-7 тысяч долларов, а премиальные за победу 500. Как его мотивировать? Парень подписывает контракт и имеет полные гарантии. Зачем выкладываться, когда деньги уже в кармане? А у нас были: 200 рублей, премия и осознание, что могут выгнать в любой момент. И футболисты стремились выйти на самый высокий уровень, выжимать из себя максимум. Ведь в любой момент молодой может занять место.

– Расскажите историю о Щекине, которую мало кто знает.

– Помню, когда приехал подписывать контракт с «Шахтером», Иван Григорич дал три пустых листа: «Это контракт. Расписывайся». Понятно, что цифры мы оговорили заранее, но все равно улыбнулся. Тогда он сказал: «Юра, лучше тебе нигде не будет». Я поставил три подписи на пустых листах и отдал. Вот сейчас футболист способен на такое? Ни за что! А у нас были отношения с тренером, как с учителем. Он был для нас человеком, который никогда не обманет. Поэтому мы могли за тренера кого хочешь порвать. И знали, что он за нас тоже пойдет до конца.

– Читали контракт потом?

– А зачем?! Я получал все, что мне необходимо. И я доверял Щекину.

– Не боялись ехать в провинциальный город?

– Солигорск всегда был мне симпатичен. До «Динамо» служил в армии в Старых Дорогах. Ну, как служил. Играл у Александра Жуковца в «Строителе». И когда мы приезжали в Солигорск, всегда удавалось забивать. Позже в «Динамо-93» было так же. В трех чемпионатах «Шахтеру» пять мячей забил. В общем, Солигорск всегда был моим городом. С ним связаны только положительные эмоции. Да и Иван Григорьич собрал в «Шахтере» всех своих ребят. Я вернулся, как в семью.

И за эти годы сроднился с городом. Дача по дороге, теща рядом – у меня жена из Старых Дорог. Родны кут. Иногда ловлю себя на мысли, что уже непонятно, что роднее: Минск или Солигорск. Хотя вначале домой ездил чуть ли не каждый день, а сейчас раза два в неделю. У меня на базе есть комнатка, где ночую. Для этого ж и надо было ее построить :).

За 16 лет произошла трансформация. Говоря о Солигорске, могу сказать: мой город. Он же стал таким у меня на глазах. Я, когда сюда ехал в 99-м, обогнал всего пять машин. Трасса была пустой. Вообще все было гораздо проще. Люди не имели возможностей, какие есть сейчас. Поэтому и на футбол, кстати, ходили. Грубо говоря, не было чем развлечься.

byeab15a06f06

– Каким был Солигорск тех времен?

– Не таким красивым, как сейчас. Света было мало, асфальт плохой. Стадион еще хуже, чем сегодня. Да и проблем у клуба было море. Мы, к примеру, жили в общежитии. Семейной общаге с решетками на окнах. Завтра игра, а у кого-то наверху гулянка и постоянные крики с улицы: «Ганна, выхадзи»! Можешь себе представить, что было за время?

Сейчас появилась база в прекрасном тихом месте. Условия для работы – лучше не придумаешь. Ко всему этому хотим добавить медико-восстановительный центр. «Жемчужина» – собственность клуба. Все работы ведутся за счет собственного бюджета. Деньги, которые нам давали соревноваться и попадать в еврозону, разумно тратили и строили базу. Каждый год по крупицам собирали пазл. Сперва кухню, потом третий этаж. Заселили команду. Еще через год сделали второй этаж. И только в самую последнюю очередь сделали административный блок.

Так что в Минск меня не очень тянет.

– Почему? 

– Может оттого, что футбольный центр сместился. Раньше столица была футбольным городом. Помню, как строился «Трактор», и я пацаненком из Серебрянки бегал по стройке. А в 79-м обманом пробрался на памятный матч за выход в высшую лигу «Динамо» – СКА (Карпаты). Стадион «Динамо» тогда готовили к Олимпиаде, и команда играла на «Тракторе». Билетов было не достать. Болельщики сидели в проходах между секторами, а на каждой сосне висело по сто человек. Попасть очень хотел, но возможности не было. Тогда взял динамовскую майку и сказал милиционеру на входе, что надо срочно заменить мальчика, подающего мячи. Что-то у него там случилось, и меня вызвали. Милиционер поверил и пропустил. «Динамо» победило 3:0.

А через год я уже честно нес цветы Петру Машерову на открытии «Динамо». Для этого дела отобрали 20 мальчиков динамовской школы. Собрали в 23-м секторе, дали по букету гвоздик и отправили по беговой дорожке в первый сектор. Я очень хотел вручить букет именно Машерову. Первый секретарь БССР очень любил футбол и много для него делал. Кстати, мало кто знает, что на месте футбольного манежа он хотел построить большой стадион на 55 тысяч человек. Но, к сожалению, не успел.

И цветы я вручить не успел – меня кто-то опередил. Подарил кому-то из помощников. Он мне в ответ вручил коробку конфет. Мама работала на «Коммунарке» и меня конфетами в принципе не удивить. Но эти были нереально красивыми и необычными. Ни дома, ни в магазине такие не видел. Пришел домой: «Мама, а это что?» – «О, это экспортные!»

А сейчас «Динамо» нет, «Трактор» – развалюха, поле в Парке Горького, на котором мы всегда играли против СДЮШОР-5, – хоккейное, два футбольных поля на улице Красноармейской превратили в гостиницу Пекин. И мы еще удивляемся, почему футбол не развивается!

В этом плане мне Солигорск импонирует. Здесь возможности для работы гораздо выше. И я смог претворить в жизнь свои задумки.

– Когда вы переехали здесь в собственную квартиру?

– У меня ее нет и не было никогда. Сперва жил в общежитии, затем в гостинице, а сейчас выбил себе комнату по соседству с дублерами. Мне так проще работать. Когда я далеко от команды, мне скучно. Мне нужно чувствовать свою принадлежность к делу. Ночевка на базе меня не смущает. Я привык жить в походных условиях.

– Где? 

– На рыбалке доводилось спать и в машине, и в палатке. Даже как-то спал в лодке. Правда, обычно это днем. Привязывали лодку к берегу и устраивали тихий час.

Кстати, Жуковец в «Строителе» вывозил нас на три дня на Дикое озеро. Ловили рыбу, а потом возвращались, тренировались и радовали болельщиков игрой. Золотые были времена. Вот фото – болельщиков тьма. В Старые Дороги на 9 Мая приехало минское «Динамо». Шесть тысяч на стадионе при населении города в девять тысяч!

byecfb04ef834

Александр Григорьевич – уникальная личность. Он очень любил свою семью и регион. Всегда, когда заезжали в Стародорожский район, просил водителя автобуса сигналить. Мол, я вернулся. У него была мечта – привезти в Старые Дороги мадридский «Реал».

Однажды, приехав в отпуск из Бельгии, отправился на рыбалку и встретил Григорьича на том же озере. Мы хорошо посидели. Помню, удочки я так и не достал. Он к тому времени уже ушел из футбола. Я поинтересовался причинами, и он сказал фразу, которую я понял лишь со временем: «Юра, как я устал выбивать деньги для команды. Будто это одному мне надо». Я многому научился у Жуковцва. Особенно в хозяйственной части.

– Это он привил вам любовь к рыбалке? 

– Нет, это с детства. Ходил с отцом на Свислочь – ловил уклейку. Бегал на дамбу, которая недалеко от «Коммунарки». В общем, ловил везде, где мог и на что мог. Помню, в деревне на орешник даже удил. Вообще, если ты нормальный рыбак, то и на палку поймаешь.

bye187f3b3610

Вадик Артамонов рассказывал, как учил меня ловить. Было дело. Кстати, на той рыбалке познакомился с сыном Михаила Николаевича – тогдашнего куратора «Шахтера» – Валентином. Николаевич, кстати, и стал той силой, пригласившей Щекина в Солигорск. Мы с Валентином сдружились, ездили вместе на рыбалку. И отношения с ним сыграли определенную роль в том, что Николаевич стал ко мне ближе.

– В чем это выражалось?

– В доверии. С ростом результатов оно росло. После того, как мы в 2002-м впервые завоевали бронзовые медали, клубу выделили средства на селекцию под еврокубки. Мы хорошо поработали на рынке. Качественно усилились.

– Что для вас первые еврокубки с «Шахтером»?

– В городе никто к ним не готовился. Хотя сразу после «бронзы» поднимал вопрос: «Нам играть в Европе. Надо что-то делать со стадионом». Предлагал варианты. Мне ответили, что лет семь назад город заплатил большие деньги за проект реконструкции трибуны. И его нужно обязательно осуществить, но пока нет денег. Нам нужна новая, говорю! Напротив той, что есть. Но никто ничего не мог сделать. Проект утвержден.

В итоге дело сдвинулось с мертвой точки, когда мы стали чемпионами в 2005-м. В стране сложилась хорошая экономическая ситуация и город нашел четыре миллиона долларов на реконструкцию трибуны. А мы уехали играть в Любань. Представь! Чемпионы грают в Любани. Наградили нас так :).

Вот и получается, что из-за какого-то чиновника, заплатившего за проект и уехавшего на повышение в столицу, город страдает до сих пор. Если строить новую арену, то кто будет обслуживать «Строитель»? Если же делать из него чисто футбольный стадион и поле придвигать к трибуне, то надо менять всю структуру. Болельщики должны на сектора проходить сзади, а не как сейчас. В общем, очень много накладок. И все из-за одного маленького человечка.

Так вот и пришлось нам в еврокубках дебютировать на «Тракторе» против «Ома Тауна». Дома сыграли не совсем убедительно. Но в гостях выдали суперматч – разгромили 7:1. Рекорд установили.

Через два года выиграли Кубок. Во время финала стоял и молился: «Боженька, дай кубок. Потом если три финала будет – не надо». Выиграли, и три следующих финала проиграл. Мало попросил :).

– У вас всегда было такое чувство юмора? 

– В общем, да. Помню, в Бельгии положил всю команду. В концовке одного из матчей наш центральный защитник упустил за спину форварда соперника и тот сравнял счет. Потеряли дома очки. На следующий день тренер был очень зол на него и особо прихватил на разборе: «Почему не оглянулся и пустил за спину?!» В общем, разговор был очень серьезный. После разбора начиналась тренировка. Идем на поле грустные. И тут вижу – лежит зеркало заднего вида. Я поднял его, подошел к Даниэлю, приставил к плечу и сказал: «Так как голова у тебя не поворачивается, на следующий матч так выходи!» И крикнул массажисту, чтобы он затейповал. Все просто повалились со смеху. Тренер недоумевающе обернулся: «Я только что взбучку дал, а тут веселье». Но когда ему рассказали, что происходит – смеялся до слез. Даже сам виновник шутки стоял на четвереньках от смеха.

byee2216643b3

– Как вы отдыхаете?

– Активно. Это от характера моего. Я не очень усидчивый. Поставишь на ноги – побегу. Вот мы с тобой говорим уже час, а я бы за это время раза три на поле сходил, проверил бы что-то. Я активный человек. Появилась свободная минутка – пошел в грибы, съездил на дачу на огород. Я там выращиваю много чего!

– Думал, у вас травка и качели.

– У меня помидоры! Снимаю по 10 ведер за сезон. Огурцы, клубника, капуста, фасоль – все, что хочешь, в общем. Только картофель не выращиваю. У соседей отменный – покупаю. Вообще, стараюсь есть все натуральное.

– Главное ваше тренерское достижение – золото 2005-го. Какое главное достижение в качестве директора?

– Ну, смотри: четыре серебра, бронза, Кубок, бронза. Но главное – база. Это выше золотых медалей. То были ступеньки, позволившие выйти на совершенно другой уровень организации клубных дел.

И я хочу здесь все доделать до конца. Понимаешь, вроде и не мало уже сделано, но, с другой стороны – еще куча работы. Я в Солигорске стараюсь улучшить себя и пространство вокруг себя. Главная проблема – стадион. Команда давно заслуживает хорошую арену в немецком стиле тысяч на семь зрителей. Чтобы болельщик мог скушать сосиску, выпить пива и посмотреть футбол под крышей. Люди должны приходить на футбол и получать удовольствие. А для этого нужны условия, которых мы, к сожалению, пока не имеем. И это меня сегодня стимулирует.

by.tribuna.com

Каментары
Таксама вам будзе цікава